Ба6усі Знадо6uлuся Гроաі, І Вона Nонесла Продаватu Улю6лену Ік0ну, Але Тут Сталося Дuво

ПОЛЕЗНОЕ

Мария Петровна и предположить не могла, что когда-то ей придётся жертвовать ценными вещами из дома. До последнего дня ей помогали дети и внуки. Пенсионерка жила одна в большой квартире и не всегда хватало денег, чтобы оплачивать коммунальные услуги. Как-то раз дочка ей предложила:

— Мама, ну зачем тебе такие хоромы, давай разменяем жилье? Но Мария Петровна отвечала:— Нет Татьяна, я доживу свой век в этой квартире, вы как хотите, а продавать или обменивать я ничего не буду.Возможно, что именно это решение повлияло на их отношения. С тех пор дочка редко ее навещала. Прекратилась и помощь, которая так нужна была старушке. Она думала насчет ее предложения, но не могла решиться, потому что хотела оставить недвижимость в наследство.

Помнится к ней пришла подруга и спросила о завещании:— Ты его так и не написала? Я уже давно все оформила, еще два года назад. Мне ведь, как и тебе седьмой десяток. Мария прекрасно ее понимала.

— Тебе легко рассуждать, потому что никто не выгонит а у меня кроме дочери есть и внуки, которые спят и видят, как переехать в эту квартиру. Да что там говорить, однажды ко мне в гости пришел сын Татьяны. Так он прямо загорелся желанием взять на память какую-нибудь старинную вещь. Ты ведь знаешь, что у меня дома полно раритетов, что остались от родителей. Я их берегу, потому что уважаю память предков.

Подруга немного задумалась, а потом спросила:— С каждым днем квартплата дорожает, как ты думаешь за нее рассчитываться? Ты ведь сказала, что дочка перестала помогать. Мария Петровна кивнула.— Это верно, я ведь отказалась разменивать квартиру, может это было и хорошее предложение, но слишком поспешное. И вот когда пойму, что совсем не управляюсь по дому, тогда и вернемся к этой теме.

Такое впечатление, что она заранее просчитывала ходы, но на самом деле пенсионерка надеялась на чудо. В ее понимании это была помощь от сына, который много лет назад уехал и о нем до сих пор ничего не известно. Было предположение, что Артём попал в неприятную историю. Мария надеялась, что он жив и скоро объявится. Дочке она не доверяла, потому что ее дети уже себя показали. Если внук уже пробовал выуживать старинные предметы, то ему не составит труда уговорить мать продать квартиру.

С тех пор прошла неделя. У старушки внезапно закончились деньги и даже не на что было купить хлеб, но она не стала ни у кого просить, решила, что своими силами дотянет до пенсии. Кое-какие крупы у нее остались. Так и жила на сухом пайке несколько дней.

Подруга ее навестила и увидела, что Марии даже нечего на стол поставить.— Дожилась, что совсем обеднела, а я тебе говорила, что зря дочку оттолкнула. Сейчас бы не пришлось лепешки катать, да пустые макароны кушать. Эх, не слушаешь, свою подругу, а потом не знаешь как выбраться из этой ситуации. Она достала кошелек и стала отсчитывать деньги, но Мария Петровна их не взяла.

— Не надо, я сама справлюсь, мне не впервой! Ты лучше внукам чего-нибудь купи, они ведь у тебя такие заботливые. Ирина Семеновна посмотрела на нее и произнесла:

— А ты не задумывалась почему твои внуки такими стали? Может потому что бабушка их редко привечала? Признайся, что ты не так часто разрешала им к тебе приходить.
Мария Петровна кивнула.

— В этом ты права, это моя вина скорее всего. Татьяна не забыла обиду и припомнила, но ничего, временные неудобства, я переживу, а если ты решила, что меня надо пожалеть, то вообще не приходи тогда!

Вот так, простым ответом Мария Петровна отказалась от дружбы, а ведь она ей ничего плохого не сделала. Это говорило лишь о том, что старушка решила отгородиться от всех. Понятное дело, что дочка имеет виды на квартиру и это не совсем приятно, но чем подруга помешала то. Она просто проявила уважение и пожалела, так надо радоваться, что хоть кто-то протягивает руку помощи.

Старинные вещи, что находились в ее квартире, действительно, имели определенную ценность. И вот в самый критический момент пенсионерка задумала продать икону, ей она досталась от бабушки, а той вообще непонятно от кого и по каким причинам. Как бы там не было, сейчас икона принадлежит ей и старушка может распоряжаться по своему усмотрению. До пенсии оставалось всего два дня. Это время ей удалось пережить без голодовки.

Мария так и не решилась продать икону, ведь это семейная память и, если сравнивать с остальными вещами, то она наиболее ценная. С момента получения пенсии прошло 10 дней и старушка захворала, пришлось идти в аптеку и покупать лекарства. Непредвиденные расходы снова внесли коррективы в ее бюджет. Несмотря на все разногласия с подругой, она снова к ней пришла.

— Ну вот, теперь твое здоровье оставляет желать лучшего и что интересно, никто из родственников не приходит, а все потому что ты с ними так себя ведёшь! Марии было неприятно это слушать.

— Хватит уже меня третировать, как будто ты ни с кем не ругалась. Я все понимаю, что мать может не то сказать или что-то сделать, но чтобы игнорировать ее из-за квартиры, это перебор.
Подруга улыбнулась и ответила:

— Да, еще и не такое бывает, но в твоем случае ты сама виновата! Вот скажи, зачем тебе большая квартира? Я конечно не предлагаю ее продавать, но вариант твоей дочери вполне оправдан.

Однако у Марии Петровны на этот счет было иное мнение.

— Не забывай, что у меня есть сын. У него тоже должна быть крыша над головой и не важно, что сейчас я о нем ничего не знаю. Пройдет время и он сам появится, вот увидишь Артем мне поможет!

Подруга не стала ее переубеждать, потому что и сама не знала, как обстоят дела с ее сыном. Он уехал на заработки пять лет назад и больше не звонил. Получается, что он либо пропал, либо не хочет никого видеть. Второй вариант Мария исключала, так как надеялась, что Артем на нее больше не злится.

Слепая вера в светлое будущее не давала ей совсем опустить руки. И в этот раз, когда Ирина Семеновна снова предложила деньги старушка махнула рукой:

— Все нормально, я недавно пенсию получила, думаю, что хватит, а там посмотрим. Мария Петровна никогда ни у кого ничего не просила, сама помогала и не раз выручала. Даже дочке пошла навстречу, когда надо было заплатить первый взнос по ипотеке.

Удивительно, но через несколько дней Татьяна позвонила:— Как ты, мама, все в порядке? В этот момент надо было сказать правду, но пенсионерка соврала.— У меня все хорошо, недавно вот Ирина Семеновна гостила, ты ее знаешь, она крестила внуков. Дочка прекрасно понимала о ком идет речь.

— Да, я как-то с ней общалась, но уже не помню, когда это было.Татьяна сказала неправду, так как старушка приходила к ней сразу после Марии и она знала, что у матери бедственное положение. Этим звонком Таня хотела вывести ее на откровенный разговор, чтобы понять какие отношения между ними остались, но мама уперлась насчет квартиры.

— Зачем она вам сдалась? Я еще живая, а вы как в той поговорке делите шкуру неубитого медведя, мне кажется что твой сын давно перешел черту, я ведь не забыла, как он приходил ко мне и просил икону, и ты знаешь, что для меня эта память. Если бы хотела, то давно бы продала.

Решение Марии было категоричным, и она не хотела от него отступать. Между тем деньги снова были на исходе и придется опять переходить на хлеб и воду. Эта диета не особо ей нравилась, но старушка сама обрекла себя на такое существование. Лекарства съели чуть ли не половину пенсии, за квартиру не все было оплачено, а Мария не любила жить в долгах. Она снова посмотрела на икону и у нее выступили слезы из глаз. Так не хотелось с ней расставаться, тем более, что внуку не отдала.Пенсионерка сняла ее с полки и начала протирать.

— Ну что, думаю предки не останутся в обиде, если ты меня выручишь.
Она приготовила религию. Относить собиралась позже, чтобы морально себя подготовить. Старушка знала куда нужно идти и где дадут за нее хорошую цену.

Утром Мария встала с тяжелым грузом на сердце. Ей придется отдавать на продажу такую ценную вещь. Надежды на сына не оправдались, потому что он до сих пор не объявился. Мария аккуратно завернула икону и убрала в сумочку. Почти час старушка ехала в автобусе, а потом еще десять минут шла пешком и вот перед ней та самая антикварная лавка.

Она положила на стол иконку и спросила:— Сколько за нее?Коллекционер посмотрел на реликвию, а затем на старушку.— Сложно оценить прямо сейчас, но если вы подождёте пару дней ,то я озвучу полную стоимость.
После этого он ушел в другую комнату, но пенсионерка услышала, как тот кому-то звонит. Что-то внутри подсказывало надо уходить и забирать икону. Мария Петровна так и сделала. Она паспорт свой не показывала и на счастье у коллекционера отсутствовала камера видеонаблюдения.

Вернувшись за прилавок он выругался:— Догадалась!А в это время бабуля уже сидела в автобусе и ехала домой. От страха у нее бешено колотилось сердце. Как бы там ни было, а поведение коллекционера наводило на мысль, что он мог отправить по ее следу грабителей. Мария Петровна посильнее натянула платок и пошла вдоль стены. Она все время озиралась, чтобы не натолкнуться на соседей и не хватало, чтобы они застали ее в таком виде.

Уже возле подъезда, она обратила внимание, что кто-то, прямо в урну выбросил мусорный пакет. Жильцы никогда такого не делали и всегда относили все на помойку. Скорее всего это был посторонний человек, но как знать кого именно сюда принесло.

Мария присела на соседнюю лавку, чтобы понаблюдать. В течение получаса никто не появился. Такое ощущение, что прохожий шел мимо и случайно выбросил пакет. Собравшись с силами старушка вошла в подъезд, поднялась на третий этаж. Вставив ключ в замочную скважину она почувствовала опасность, ведь когда уходила, то закрывала квартиру на два оборота, а теперь всего один. И тут послышался посторонний голос. Видимо грабители уже орудуют в квартире. Старушка хотела позвонить в полицию, но интуиция подсказывала, что надо сначала все проверить. Она вошла в прихожую и прижалась к стене. Тихонько прикрыла дверь, а спустя секунду услышала знакомый голос.

— Куда мои вещи подевались, неужели мама их выбросила?Со слезами на глазах Мария вошла в гостиную.— Сынок, это ты? Артём обнял ее и тоже заплакал. Мне так не хватало тебя, мама. Жизнь так помотала, что не хочется даже об этом вспоминать. Старушка поставила икону на место.— А ты что, в церковь с ней ходила?— Ну да, только мне посоветовали ее лучше беречь. Не поверишь, но эта икона приносит удачу, я сама в этом убедилась. До чего мы пустой болтовней занимаемся, пойдем покормлю тебя!Реликвия была спасена. Сын вернулся домой. Позднее отношение Марии с дочкой были налажены, а свою квартиру, как и обещала она поровну разделила между детьми.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *